Монгол


постер фильма монголСнимать кино про Чингисхана – благодарное занятие. Про великого монгола мало писали и снимали. Западное культурное мироощущение, которое главенствует и у нас, русских, всегда слабо интересовалось тем, что находится восточнее российско-польской границы. Поэтому, как ни глобальны были бы события, происходящие в Азии, они всё равно не идут для западного человека ни в какое сравнение с событиями европейской истории.

И пусть империя Чингисхана была во много раз больше, чем Римская империя, или, к примеру, арабская цивилизация в средние века оставила далеко позади цивилизацию Европы – всё равно считается, что в Азии живут неорганизованные племена, которые неспособны творить Историю.

Именно поэтому такие персонажи, как Саша Македонский и Юля Цезарь, хоть и были по сути просто бандитами с большой дороги, удачно ограбившими соседние страны, но заслужили титулы Великих Императоров. А Чингисхан всегда считался просто вожаком стаи диких волков, которые перерезали половину Евразии, но не дали начала никакой государственной культуре.

Сейчас, когда человечество под руководством транснациональных корпораций превращается в один огромный сборочный цех, и китаец с корейцем становятся всё более перспективными потребителями кинопродукции, массовая культура всё чаще обращается к сюжетам азиатской истории. Оказывается, что и из приключений Чингисхана можно сделать сагу, которая соберёт хороший прокат. Поэтому Бодров-старший поспешил занять нишу и снял полноценную историю становления монгольского завоевателя. Этому режиссёру сам бог велел снимать степные боевики, так сказать, доширак-вестерны: совсем недавно он снял для казахстанского правительства национальную сагу «Кочевник». Хорошо видно, что «Монгола» он стал снимать безо всякого перехода в той же самой творческой манере: те же любовь, месть, коневодство и фехтование кривой саблей. Ну и на здоровье; только бы не сбрендил от евразийства, катаясь по монгольским степям, и не начал снимать эпические фильмы «Батый» или «Мамай» — получилось бы очень художественно, но крайне непатриотично. И назвал бы, конечно, или «Степняк», или «Татарин», или «Азиат».

Сюжет «Монгола» описывает основные события жизни Чингисхана с возраста 9 лет до 40 лет, до начала его завоевательных походов. Это, так сказать, бюджетный вариант саги. Бодров сэкономил: понятно, что бытовые сцены в юртах дешевле снимать, чем конные баталии и покорение чужих стран. Здесь, конечно, можно приплести философию, дескать, как сильный человек и талантливый стратег Чингисхан сложился ещё в молодости, когда валял под ургою в монгольских степях свою Бэрте. Ну а если не быть циником, то просто стоит отметить, что претензия фильма на полноценную историю жизни Чингисхана не подкреплена реальным художественным отображением этой жизни. Бодров утверждает, что главная причина величия хана – его верная жена Бэрте, своими мудрыми советами она помогла ему избежать множества опасностей и всегда выбирать правильный путь. Может, так оно и было — кто знает? Но для зрителя Чингисхан – это прежде всего циклопическая военная империя, а не бюджетные диалоги с женой. А имперских сцен мало , а если даже и есть, то с большим количеством компьютерной графики. Сюжет крутится в основном вокруг двух ранних врагов Чингиса – каких-то занятных меркитов, которые своими веселыми масками и покроем одежды сильно смахивают на североамериканских индейцев, и его двоюродного брата Джемухи, своим армейским ёжиком и стёгаными доспехами похожего на японца из самурайского боевика. Кроме того, хана долго держат в клетке тангуты, создатели центральноазиатской империи с пошлым названием Си-Ся. Чингис, как Колобок, ото всех ушёл, всех победил, вернулся в родную степь и, движимый чисто разыгравшейся местью, покорил впоследствии полмира. Но это уже другая история – её снимут в Голливуде. Бодров сделал много интересных этнографических находок, за это фильм стоит посмотреть. Он много и тщательно показывает быт монголов, их обычаи, верования, внутриклановые отношения. Режиссёр попытался максимально оживить эту древнюю историю, представить её участников как подлинно живых людей со страстями и мечтами, и у него это получилось.

Также режиссёр с большой толерантностью отнёсся к самому строю монгольской культуры: она у него получилась достаточно гуманной, по крайней мере, в отношениях монголов к своим соотечественникам, он избежал напрашивающихся сцен жестокости и дикости. В целом фильм неплох – он лиричен, спокоен, по-азиатски созерцателен и по-европейски ритмичен. Чингисхан, конечно, получился не сильно кровожадный – любит варёное мясо, жену, детей, вообще всех монголов. Улыбается приятной улыбкой, спокойный и даже застенчивый. Но именно таким он наиболее интересен кинозрителю: император поневоле, «не корысти ради, а токмо волею пославшей мя Бэрте!». Так же застенчиво улыбается на всех фотографиях олигарх Абрамович: «знаете, я не хотел, как-то против моей воли эти миллиарды заработались, чисто случайно». Сомневаюсь, однако, что спокойствие и добродушие могут помочь чего-то глобального добиться. Кто знает? А могут ли советы жены помочь завоевать полмира? Мой житейский опыт подсказывает, что нет. Впрочем, и я не Чингисхан.

Вадим Пшеничников

Нравится
Печать наклеек на автомобиль изготовление наклеек на автомобиль.